Главная Пресса о нас Сокол или кадавр?

Сокол или кадавр?

20 мая 2019

Сокол или кадавр?


Путеводитель по шорт-листу премии «Национальный бестселлер-2019»


Взаимоотношения России и Украины, опущенные до уровня телесного низа; книга, которой не хватает сложности; плутовской роман на лагерной фактуре; подруга-кикимора; новый русский народный миф и учебник по истории ХХ века — 25 мая объявят лауреата литературной премии «Национальный бестселлер», а прямо сейчас Дмитрий Самойлов пытается угадать победителя.


«Национальный бестселлер» — премия, результаты которой предсказывать очень и очень сложно. Покойный Виктор Леонидович Топоров эту премию так специально и задумывал. Сперва Большое жюри читает книги длинного списка, голосует за две понравившиеся — так формируется шорт-лист. Книги шорт-листа читает Малое жюри, состоящее, как правило, из медийных персон, таких как Сергей Шнуров, Константин Эрнст. В этом году — Кристина Потупчик, Владимир Бортко и Дмитрий Пучков, а также Андрей Шамрай, Семен Пегов и прошлогодний победитель — Алексей Сальников. Почетный председатель жюри (его участие понадобится только в том случае, если остальные судьи не смогут выявить победителя) — главный финансовый уполномоченный Российской Федерации Юрий Воронин.

Какие книги могут понравиться этим людям? Стоит отметить, что в этом году среди финалистов нет явного лидера или фаворита. Вот, скажем, в 2016 году в коротком списке был роман Леонида Юзефовича «Зимняя дорога». Тогда было ясно и понятно: книга идейно, литературно, качественно настолько превосходит всё с ним в списке соседствующее, что тут сомневаться не приходилось — это и будет победитель. В этом году всё не так однозначно, а значит, есть интрига. Каждая из шести книг короткого списка может получить премию, и, учитывая, насколько эти книги разные, интрига получается живая и тревожная одновременно.

Упырь Лихой. Славянские отаку. М.: Флюид ФриФлай, 2018

Начнем с вызывающего почти физическое отвращение романа «Славянские отаку», от автора, прячущегося под псевдонимом Упырь Лихой. В официальных пресс-релизах пишут, что это молодой писатель-сатирик. В реальности же это писательница — и сатира у нее весьма специфическая. Если пересказывать «Славянские отаку» коротко, то это роман о взаимоотношениях России и Украины. Но рассказ об этих отношениях опущен на уровень телесного низа — тут в ход идут половые извращения и насилие. Всё это описано с удовольствием, хорошим знанием предмета и явным намерением шокировать читателя: автору нужен эффект ужаса, и он его добивается. На объявлении лауреатов члены жюри будут высказываться о прочитанных книгах, и я уверен, что о «Славянских отаку» они поговорят много и с удовольствием.

Вероятность победы — 1 %. Это книга не для того писалась.

Александр Пелевин. Четверо. М.: Пятый Рим, 2018

Роман «Четверо» Александра Пелевина довольно лихо закручен: тут и поэты Серебряного века, один из которых следователь в 1938 году, и герой, лежащий в сумасшедшем доме, и далекое будущее, и космические погони, и страшный маньяк-потрошитель, который помещает в нутро своим жертвам ржавую звезду с кладбищенских обелисков. Роман живой и даже захватывающий, но не премиальный, а скорее развлекательный. Думаю, члены жюри прочтут его с удовольствием, а голосовать за него не станут — не хватает тут высоколобой сложности и деланного интелектуализма.

Вероятность победы — 9 %.

Александр Етоев. Я буду всегда с тобой. СПб: Азбука, Азбука-Аттикус, 2018

«Я буду всегда с тобой» Александра Етоева можно отнести к жанру плутовского романа на фактуре лагерной прозы. Начальник лагеря Дымобоков заказывает свой памятник у столичного скульптора — лауреата и любимца Сталина. А скульптор бежит из столицы и скрывается в стране, которая уже четвертый год ведет страшную войну.

Поскольку «Нацбест» премия совершенно непредсказуемая, невозможно и понять, почему из трех образцов условной лагерной темы из длинного списка в короткий попала именно эта книга. А «Остров Сахалин» Эдуарда Веркина и «Восстание» Николая Кононова не попали. Хотя должны бы были, и роман Етоева они превосходят: они более обстоятельные, лучше написанные, а главное — они интересней. Но что теперь об этом? Чем больше элемент игровой случайности, тем неожиданнее результат.

Вероятность победы — 9 %.

Евгения Некрасова. Калечина-Малечина. М.: АСТ, 2018

Книга «Калечина-Малечина» Евгении Некрасовой — это моя личная слабость. Не все мои пристрастия разделяют, не все их понимают. Но я этим романом был очарован: Некрасова описывает детство тонко, жестко, без кокетства и без фальшивого пафоса. Она пишет о том, что детство — страшное время одиночества, страха, бесправия и насилия. И какое счастье, что детство заканчивается. При этом в романе есть и приключения, и магическая нечисть — наконец, что уж совсем удивительно, весьма оригинальный и даже неожиданный язык, который имитирует не то чтобы детскую манеру речи, а скорее точно передает детский образ мысли, который всё стремится подвергнуть сомнению и взрослых называет выросшими, а лучшей подругой делает кикимору.

Вероятность победы, к сожалению, 1 %.

Андрей Рубанов. Финист — Ясный Сокол. М.: Редакция Елены Шубиной, 2019

А вот дальше идут два фаворита — Андрей Рубанов и Михаил Трофименков с романами «Финист — Ясный Сокол« и «ХХ век представляет. Кадры и кадавры», соответственно.

Роман Рубанова понравился всем, кто его читал. По крайней мере, я еще не встретил человека, который бы прочитал «Финиста» и не то чтобы аргументированно его разнес, а просто бы отмахнулся: мол, не понравилось, и всё. Более того, большинство знакомых читателей от этого романа в деятельном восторге: пересказывают друг другу, объясняют, почему именно он замечательный. Книга посвящена древнерусской дохристианской мистике и представляет собой три «сказа», три легенды, три баллады, три сказки. Сказки, впрочем, вполне взрослые — с драками, убийствами, пьянством и сексом. Но и с созидательной составляющей — с описанием древних профессий, с объяснением того, как работали княжеские дворы, во что одевались женщины и какие слагали стихи. Рубанов выступаем творцом русского народного мифа, которого русскому народу не хватает, — наша древность имеет мало убедительных свидетельств, и очертания ее различимы с трудом. При этом нам почему-то важно чувствовать себя древним народом. Рубанов легендирует древнюю Русь в комплиментарном для наследников ключе.

Вероятность победы — 40 %.

Михаил Трофименков. XX век представляет. Кадры и кадавры. М.: Флюид ФриФлай, 2018

И с такой же вероятностью победит книга Михаила Трофименкова. Это не совсем роман и не совсем честный претендент на главный приз. Книга — сборник колонок, написанных автором для разных изданий. Но какая интеллектуальная мощь в эту книгу втиснута, какое богатство энциклопедических знаний!

Текст можно читать как учебник по истории ХХ века, а можно — как сборник удивительных историй. И всё это подано через рассказ о том, как развивался кинематограф. Как снимали морские бои? Сколько стоила пленка, как писались сценарии и как параллельно с этим развивалась политическая мысль в разных странах тревожного мира? Трофименкову каким-то образом удалось собрать всё это вместе и увязать в увлекательный роман с ХХ веком. Думаю, за эту книгу членам малого жюри будет очень приятно голосовать — с этой книгой чувствуешь себя умнее. А это хорошее чувство.